?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Антон Адасинский, основатель театра DEREVO:

== Театр – только для людей, не для лабораторных процессов, как многие, даже известные мастера считают. Мы владеем звуком, светом и всеми технологиями театра, чтобы послать на людей огромную лавину многослойных событий, потому что знаем точно – у нас есть все необходимое, чтобы чем-то зацепить каждого зрителя. Люди все очень разные, и нужно очень точно понимать, где работаем с публикой, где нет. Скажем, спектакль "Кецаль" никак не относится к публике: мы можем сыграть его в пустом баскетбольном зале, и нам будет хорошо, в этот момент мы говорим с другими мирами. Клоунский спектакль "Однажды", наоборот, требует, чтобы артист опирался на реакцию зрителя и импровизировал исходя из этой данности.

– Бывали ли случаи, когда публика неверно интерпретировала смысл спектаклей, чем сбивала вас во время показов?

– Конечно, это самый живой момент, когда ты понимаешь – что-то пошло не так, и нужно искать ответы в процессе выступления. Мне очень нравятся слова Ежи Гротовского, с которым мы встречались за год до его смерти: "Актер не отвечает за месседж, который родится в глубине в сердце и в душе зрителя". ==

-----------------

== – Ваши постановки предполагают высокий уровень физического мастерства. Вы никогда не задумывались, что наступит такой момент, когда не сможете заниматься тем, что делаете в DEREVO?

– Я отлично помню танец Кацуо Оно, который в 92 года, сидя в инвалидном кресле на поляне, посыпанной мукой, просто танцевал двумя мизинцами. Это был его день рождения, представление наблюдали тысячи людей. Вдруг прилетел вертолет, и сверху на Оно посыпались лепестки роз. Не нужно делать сальто-мортале, кидаться кусками мяса... Гениальное искусство проще. ==

-----------------

== есть еще такой фактор как невежество актеров, людей, которые пытаются заниматься искусством, но времени читать у них нет, да и желания тоже нет. Люди с таким образованием могут полагаться только на собственный кураж, на моментальное включение в сцену, в пьесу, на собственный талант, на то, что они – самородки, но полагаться на то, что в результате их участия произойдет хоть сколько-нибудь значительный вклад в мировую культуру, трудно. Без багажа, непрерывного интеллектуального поиска невозможно снимать сегодняшнюю пыль и докапываться до правильных вещей. Часто приходится говорить своим студентам, что все они талантливы, но в голове у них сумятица. Я просто поражен, что они выдают на занятиях. И приходится им говорить: "Ребята, убирайте интернет, айфоны, телевизоры. Замкнитесь в одной комнате, помечтайте, начните писать стихи и песни, потому что без фантазии никакого театра не будет, а она фактически загажена информативным слоем". Этого раньше не было. ==

-----------------

[Об одной из причин бешеного успеха на Западе театра DEREVO В КОНЦЕ 80-Х]:
== У них, на Западе, есть понятие physical theatre, но такой отдачи, такого русского сгорания они не достигают. ==

-----------------

== – Чего сейчас, на ваш взгляд, не хватает российскому театру?

– Молодых ребят, которым не дают сделать свои авторские театры. У режиссера, имеющего на декорации десять тысяч, задача оптимально сложная: он должен из себя вытащить свою поэзию, музыку, танец и, конечно, то сокровенное, что он хочет донести людям. Не то, что придумал много веков назад Шекспир, а что хочешь сказать ты сегодняшний. Вот этого не хватает в Москве – авторских людей. ==

-----------------

[Адасинский - о своем участии в фильме Сокурова "Фауст"]:
== ... я помню, что пришел в картину, где уже все сделано, а мне нужно образно говоря встать около тумбочки и не испортить созданное. И в этой "тюрьме" обстоятельств я чувствовал себя абсолютно свободно. Оказывается, в пятисекундном дубле ты можешь быть более свободным, чем в целом спектакле. В одном моменте мне нужно было спуститься по лестнице. Я по ночам репетировал свои короткие фрагменты, искал идеальная формулу спуска по лестнице Мефистофеля. Это было удивительно, увлекательно – вывести модель простого движения. После этой работы творческий "мусор" в родном DEREVO уменьшился еще в разы – мы стали еще более лаконичными. Уже каждый шаг на сцене был путь, не просто от А до Б. Этому меня научил Сокуров ... ==

-----------------

== – Как происходит, что вещи, которые в общепринятом мире окрашены в черный цвет, в ваших спектаклях таковыми не выглядят?

– (...) если трогать (...) депрессивные, негативные моменты, то нужно сразу искать огромную позитивную подкладку, ведь не существует плохого и хорошего в чистом виде. В любой ситуации есть и хорошее, и плохое. (...) Мы уже не сможем сделать ничего негативного, потому что мы научились любить эту жизнь. Первые годы театр DEREVO был посложнее, оттого пугал публику. Сейчас стало проще. Мы все влюблены. ==

http://www.m24.ru/articles/88558

Profile

ukr_teatr
Людмила Томенчук

Tags

Powered by LiveJournal.com